Привет, Гость
» » Памяти Юрия Сергеевича Фатнева
  • Нравится
  • 6

Памяти Юрия Сергеевича Фатнева

Категория: Новости библиотек / Литературные новости Просмотров: 272
18 мая 2019 года ушел из жизни Юрий Сергеевич Фатнев, давний добрый друг центральной городской библиотеки им. А.И.Герцена.

Памяти Юрия Сергеевича Фатнева

Юрий Фатнев – поэт, прозаик, художник, член Союза писателей СССР, Союза писателей Беларуси и Российского союза писателей, лауреат Международной литературной премии имени Бояна. Автор книг для взрослых и детей. Из-под его пера вышло более 10 сборников лирики, а также романы, повести и сказки.

Юрий Сергеевич – один из тех людей, дружбой с которыми гордится наша библиотека. В литературно-художественном салоне «Встречи на Замковой» не раз проводились презентации его новых книг, юбилейные и творческие вечера.

Созданное Юрием Сергеевичем Фатневым за более чем 50 лет литературной деятельности пользуется широкой популярностью у читателей, его книги не задерживаются на книжных полках.




На известие об уходе из жизни нашего выдающегося земляка откликнулся потрясенный этим событием писатель и журналист Григорий Андреевец.

ВОЛШЕБНИК СЛОВА
/Памяти друга/


Злой рваный ветер принёс в этот май 2019 года в Гомель печальную весть – ушёл из жизни поэт и прозаик Юрий Сергеевич Фатнев. От непоправимого сжалось сердце.

Это был Поэт от Бога. Его стихи напоминали словесное кружево. Они притягивали к себе читателя, как магнит притягивает к себе железо. Но эта была не мёртвая природа, а живая словесная плоть, влекущая к себе неотвратимо и постоянно.

В прозе его влекли к себе истоки славянства. Грустные мелодии давней жизни в уснувшем городе ложились на ткань белой бумаги. Мысли неслись на лебединых крыльях над расплескавшимся жемчугом озёр, над шумом русского бора, над той Русью, которая полыхала заревом и собиралась дать отпор половецким ханам Канчаку и Гзе.

И тогда рождался роман «Кумиру творяху», в котором туманилась Русь и где на Бояновой земле рядышком уживались язычество и христианство. И эту Русь писатель Фатнев закликал к единству, чтобы боялись злые чужеземцы славянских просторов, чтобы никто не посмел выкосить Русь, чтобы не брели и на восток, и на запад полонянки под лунной дорогой Млечного Пути, чтобы никогда не плакали в славянских селищах матери, потеряв в междоусобных ратях своих кровиночек.

Его творчество было выткано волшебством слова. Казалось, что это не Фатнев выводит на бумаге слова, а какой-то иной волшебник достаёт из глубоких карманов горсти слов, похожие на огранённые алмазы. И их неземной блеск манит к себе, притягивает неодолимо, и ты окунаешься полностью в его волшебную стихию. Но этим волшебником слова был именно Фатнев, умевший так поставить в рядок затёртые от долгого употребления слова, что они вновь сияли своей первородной чистотой.

Он любил Гомель. Это был его родной город. По духу. По природе. И по совместимости в жизни.

Это о нём он писал:

Никакой такой заметной
Не освоил я орбиты.
В тупике на Пинской где-то
Я живу незнаменитый.

Это в Гомеле чудесном
Где в троллейбусе цыганки
Распевают лихо песни,
В Лещинец летя с гулянки.

Это в Гомеле весеннем,
Что пьянит похлеще водки,
Осыпаясь постепенно,
Липнет белый цвет на лодки.

Неужели ветер странствий
Вдаль швырнет меня сурово?
Мимо горя, мимо счастья
Поплыву, как лист кленовый?

Только где ни ждет кончина,
Перед тем, как рухнет солнце,
Гомель песней лебединой
С губ моих в зенит взовьется!


В Гомеле были написаны его лучшие произведения. Среди них знаменитые «Птицы ночи» и «Сны земли». И ещё великолепная проза. Это роман «Кумиры творяху», который я впервые напечатал в Гомеле в своём журнале «Палессе».

Он легко сходился с людьми. С теми, которых уважал и любил. С теми, которые отвечали ему такой же взаимностью.

Это было товарищество и по идее, и по духу. Это было товарищество по любви к слову, по любви к истории родной земли. И располагалась это товарищество в стенах городской библиотеки имени Герцена, находящейся тогда по проспекту Ленина. Когда-то эта улица называлась Замковой и, понятное дело, что литературное общество, обустроившееся здесь, заимело свой «Салон на Замковой», очаровательной хозяйкой которого была Наталья Малашенко.

Это был настоящий дом Юрия Сергеевича Фатнева. Он приходил сюда каждый день. Не только взять новую книгу, но и встретиться с новыми людьми, которые навещали «Салон на Замковой» и которые любили образное слово.

Здесь же, в стенах библиотеки имени Герцена, нашёл своё пристанище и журнал «Палессе». Юрий Сергеевич стал в нём внештатным зав. отделом литературы и критики. Это его увлекло, и ни одно стихотворение, не просмотренное и не отредактированное им, не появлялось на страницах журнала. Можно утверждать, что поэзия «Палесся» всегда была добротной и профессиональной.

Недоброжелателей у Ю.С. Фатнева был целый хор. Особенно среди литературной братии. Но он смотрел на всё это, как на некую мышиную возню. Нёс свой земной крест достойно. Хотя иногда и вырывались горькие строки, как в стихотворении «Чёрная рубаха»:

Я черную рубаху залатаю –
И будет вновь рубаха золотая.

Её одену – жизнь начну сначала,
Ведь с ней узнал я черных дней немало.

Рубаха эта, черная рубаха
На мне сидела мрачная, как птаха.

Стирал рубаху – время всё летело,
Но жизнь моя нисколько не светлела.

Рубаха эта, чёрная рубаха
На мне сидела мрачная, как птаха.

Так почему расстаться с ней нет силы?
Навеки в ней запомнился я милой.

Ждала она – приду в рубахе белой,
Но мимо, мимо лебеди летели…

И скоротать мне не с кем час вечерний.
Одна рубаха мне осталась верной.

Рубаха эта, черная рубаха
На мне сидела мрачная, как птаха.

Я чёрную рубаху залатаю –
И будет вновь рубаха золотая!


Творчество крупного поэта всегда оценивается по откликам читателей. Равнодушных среди них не наблюдается. Все очарованы волшебством его слова. А это признак не только крупности поэта, но и чего-то большего. Но этому судья будет уже время.

Он как будто чувствовал, как уйдёт из жизни. Это доступно только пророкам и поэтам с обнажённой кожей. И рваные майские дни 2019 года уже раскачивали звонкие выносистые сосны, которые он любил всю жизнь:

Я пришёл к вам из синего бора,
В синий бор на закате уйду,
Потому что поют сосны хором,
Если чувствуют рядом беду.
…………………………………….
Пусть я рухну, пилой чей-то срезан,
Пусть забудут меня люди, пусть,
Но в душе заповедной Полесья,
Словно эхо, навек поселюсь.


Юрий Сергеевич Фатнев останется не только в душе заповедного Полесья. Я верю, что эхо от его поэзии и прозы разнесётся далеко по всем славянским странам. И его слово войдёт в наши души, наши мысли и наши сердца. И не только найдёт там отклик, но и желание стать мудрее, добрее и светлее. Эхо всегда находит чутких людей.

Григорий Андреевец
20.05.2019 г.


Фото: old.sozhnews.byскачать dle 10.4фильмы бесплатно
дата: 21.05.2019
автор: Darya


Нашли ошибку? Выделите ее, нажмите ctrl+Enter и мы все исправим.
  • Комментарии