Привет, Гость
» Штрихи к портрету Гомеля

Штрихи к портрету Гомеля

О Гомеле за 875 лет его существования написано немало статей, исследований, художественных произведений, поэтических строк, картин, создано песен. Тема родного города близка каждому. Наша цель – попытаться собрать высказывания о нашем городе тех, кто здесь когда-то жил, был проездом, но оставил воспоминания, живые впечатления о Гомеле, его обитателях. Своего рода это словесный портрет Гомеля в разные годы и эпохи его жизни. При подготовке издания использовались фонды, каталоги и картотеки ЦГБ им. А. Герцена, других библиотек города, ресурсы интернет, в частности «Краязнаўчы сайт Гомеля і Гомельшчыны», «Всё о Гомеле» .





Данный проект будет постоянно дополняться новой информацией.

Штрихи к портрету Гомеля: Гомель глазами друзей … и не только / ГГЦБС; ЦГБ им. Герцена; информ.-библиогр. отд; сост. Л. Шилова; отв. за вып. Ж. Евдоченко.- Гомель, 2012.- 33с. – (870-летию Гомеля посвящается).

XXвек

Первый «летописец» Гомеля, Лев Виноградов, в очерке «Гомель. Его прошлое и настоящее: 1142-1900 г.», изданном отдельной книгой в 1900 году в Москве, писал:

"Когда граф Румянцев-Задунайский приехал сюда (в Гомель), то увидел, что это не деревня, а хорошо укрепленный замок и довольно богатый торговый городок с польским, русским и еврейским населением; но особенно ему понравился замок, в котором он чувствовал себя полуфеодальным владельцем»…

… «Мостовые, бульвары… в нем таковы же, как и в большинстве наших не только уездных, но и губернских городов»….

«… в городе много садов и почти все главные и второстепенные улицы высажены деревьями».

Интересную информацию можно почерпнуть из периодических изданий начала XX века.

В журнале «Мир божий» за 1903 год в ноябрьском номере опубликована речь могилёвского губернатора в Гомельской городской думе перед представителями еврейского населения города о причинах еврейского погрома.


В журнале «Русское Богатство», № 1, за 1905 была опубликована статья Владимира Короленко «Гомельская судебная драма», в которой шла речь о столкновениях между христанским и еврейским населением Гомеля. Очевидцем судебного разбирательства был писатель Тим:

«Недавно г. Тимъ, извѣстный писатель, посѣтилъ Гомель и далъ въ «Русскихъ Вѣдомостяхъ» отчетъ о своихъ впечатлѣніяхъ. «Когда,-- пишетъ онъ,- съ моего корреспондентскаго стула, съ лѣвой стороны у окна, поближе къ судейской эстрадѣ, я разсматриваю группу подсудимыхъ, расположенную прямо противъ меня, я вижу ее раздѣленной на двѣ отличныя другъ отъ друга части.»…

«Евреи-подсудимые сидятъ на лѣвой сторонѣ. Они меньше ростомъ и худощавѣе, «умѣреннаго тѣлосложенія и умѣреннаго питанія", какъ сказано въ протоколахъ медицинскаго осмотра. Среди нихъ много черноволосыхъ, хотя попадаются также русыя и совсѣмъ бѣлокурыя головы. Значительное большинство совсѣмъ молодые юноши, почти подростки, 22-хъ, 18-ти, даже 16-ти лѣтъ. У нихъ безбородыя лица, блѣдныя, истощенныя наслѣдственнымъ недоѣданіемъ и заключеніенъ въ тюрьмѣ, но глаза ихъ глядятъ открыто и какъ-то особенно независимо. Все это -- подмастерья ремесленныхъ мастерскихъ города Гомеля, столяры, кожевники, портные, нѣсколько приказчиковъ, два-три учащихся. Они обвиняются въ томъ, что, выражаясь словами обвинительнаго акта, "приняли участіе въ публичномъ скопищѣ, соединенными силами учинившемъ насилія надъ разными лицами христіанскаго населенія", прибавлю, въ то время, когда лица христіанскаго населенія занимались разгромомъ еврейскихъ жилищъ и избіеніемъ ихъ обитателей. Эти тщедушные подростки представляютъ предъ лицомъ суда ту самую «Гомельскую самооборону", которой приписано столько смѣлыхъ, почти сверхъестественныхъ дѣйствій. Въ ночь съ 1-го на 2-е сентября, непосредственно вслѣдъ за погромомъ, русское населеніе предмѣстій Гомеля, выдѣлившее большинство громилъ, именно отъ нея ожидало ночнаго нападенія и мести. Желѣзнодорожными жандармами былъ принесѣнъ слухъ, будто въ Лубенскомъ лѣсу, въ 8 верстахъ отъ города, скрыто 7 тысячъ евреевъ демократовъ. Послана была полурота солдатъ, которая сначала встрѣтила толпу громилъ, направлявшихся въ городу, и пропустила ихъ съ миромъ, а потомъ нашла 3--4-хъ евреевъ, скрывавшихся въ болотѣ изъ боязни погрома»...

Такимъ образомъ, въ Гомелѣ создалось странное положеніе: евреи трепетали передъ христіанами, христіане боялись евреевъ. Изъ города были разосланы гонцы въ ближайшія деревни съ извѣстіями о томъ, что евреи собираются бить христіанъ, и деревни двинулись на городъ, въ то самое время, когда евреи на чердакахъ и подвалахъ дрожали за свою жизнь...»…

«Суду предстояла благородная и высокая роль довершить это объединеніе, распространить его далеко за предѣлы судебной залы.... Этого можно было достигнуть, во-первыхъ -- выполеніемъ, широкимъ и безпристрастнымъ, тѣхъ предшествовавшихъ условій, которыя поставили въ Гомелѣ одну часть населенія противъ другой и заставили тѣхъ самыхъ людей, которые теперь мирно уживаются въ тюремныхъ камерахъ,-- кинуться другъ на друга, какъ звѣри... Судьба подсудимыхъ евреевъ и русскихъ одинаково требовала выясненія этихъ условій и роли тѣхъ «истинныхъ виновниковъ, которые по словамъ и тѣхъ и другихъ,-- отсутствуютъ на скамьѣ подсудимыхъ, и только нѣкоторые изъ нихъ являются въ судебную залу въ качествѣ свидѣтелей и потомъ онова уходятъ на свободу»…

Атмосфера жизни Гомеля во многом была похожа на атмосферу других провинциальных городов. Газета «Полесская мысль» ( издавалась с марта по сентябрь 1909 в Гомеле) писала:

«У нашего города вид заспанного, сумрачного захолустья, и нет следа той бодрости, которая пульсирует в больших провинциальных городах и столицах, нет следа влияния кипучей жизни культурных уголков нашей родины».

Ей вторила «Гомельская копейка»: «Скучно в Гомеле, тоска невероятная, этого, пожалуй, отрицать никто не будет! Будничные мысли не выходят из головы, делают людей апатичными, инертными! Спячка, форменная спячка, как мыслей, так и действий».

А вот каким предстает Гомель в очерке Жудро Ф.А., Сербов И.А., Довгяло Д.И. «Город Гомель …»

«Соборная площадь не вымощена, между тем на ней три раза в неделю бывает большой торг. Крестьяне привозят сюда продавать живность, сельскохозяйственные продукты и разные кустарные изделия. Поэтому вся площадь бывает буквально запружена возами, лошадьми, народом. В сухую погоду вся эта масса подымает ужасную пыль, а в сырую – месит по колено липкую грязь… На Соборной площади, в саду, на обрывистом берегу Сожа, вздымается своими темно-синими куполами, увенчанными сверкающими на солнце золочеными крестами, величественный Петропавловский собор с четырьмя портиками на дорических колоннах. С другой, западной стороны площади, против собора, высится другое такое же величественное здание римско-католического костела. Среди площади, подле самой улицы, стоит красивая часовня в московском стиле, с надписью «В память Царя-Освободителя Александра II»….

… «Краса Гомеля – Румянцевская улица, протянувшаяся версты на 1,5 по Петербурго-Киевскому шоссе… хорошо вымощена, с широкими асфальтовыми и плиточными тротуарами. Тут сосредоточены: роскошные магазины с витринами и саженными зеркальными стеклами; всевозможные кредитные учреждения, конторы и бюро»….

… «В отношении внутреннего благоустройства Гомель только начинает пробуждаться. Самые крупные культурные приобретения его - освещение и водопровод»…

Несколько слов об одном из авторов книги этнографе, историке и археологе Исаке Сербове (1871-1943). Известно, что будущий исследователь ещё в дореволюционные годы некоторое время преподавал в нашем городе, а в 1919-1921 годах работал в Гомельском уездном отделе народного образования.

В конце 19-начале 20 века в Гомеле почти отсутствовала канализация, ещё не было городского водопровода, мостовая и тротуары имелись только на центральных улицах. Всё это, по мнению официального справочника «Весь Гомель» за 1913 год, являлось его «… особенной достопримечательностью, весьма характерной для выяснения общей физиономии Гомеля, в котором рядом с огромным каменным домом жмётся полуразвалившаяся хатка. Рядом с пышно обустроенным кварталом прозябает грязный переулок, где на одной улице мостовая идёт вперемежку с болотом».

В «Памятной книжке Могилевской Губернии» за 1914 г, изданной в 1915 году читаем:

«Из общего обзора торговой деятельности города Гомеля усматривается, что обширный рынок по ввозу и вывозу товаров, размеры торговых оборотов и широко организованная посредническая деятельность агентурно-комиссионных контор, делают его торговым центром для южной и юго-восточной частей Могилевской, юго-восточного района Минской и северо-западной части Черниговской губерний и важным транспортным пунктом на линиях движения грузов с юга на север, и с запада на северо-восток. По размерам этого движения Гомель занимает 6-е место среди городов, расположенных на Днепре выше порогов.»

С нашим городом связано имя известного русского поэта Александра Блока (1880-1921).Призванный в разгар Первой мировой войны в армию, он провёл 7 месяцев на фронте в Белоруссии. В ноябрьском номере журнала «Маладосць» за 1980 год был напечатан очерк белорусского журналиста Н. Калинковича «Полесские дни Александра Блока». Особый интерес представляют страницы очерка, посвящённые пребыванию Блока в Гомеле в июле 1916 года:

«Александр Блок – ради интереса – обошёл несколько улиц. Повсюду преобладали деревянные постройки, среди которых выделялись только магазины с разнообразными вывесками: «Лучшие парижские шляпы», «Лучший варшавский портной» Иван Пименов», «Лучшие булки Арона Гецкеля»… Но среди этих, казалось бы безобидных объявлений, внимание Блока привлекла вывеска, на которой была нарисована нога человека и подпись под ней: «Принимаем заказы и делаем лучшие протезы в городе ». «Для одних война – коммерция. И всё связанное с ней – также», с болью подумал поэт и начал искать выход из лабиринта переулков, чтобы пойти в знаменитый парк князя Паскевича. Дворец впечатлил Блока. Однако больше всего поэту понравился его чудесный уголок – полукруглый шатёр из дикого винограда под большим балконом дворца. Эта живая крыша удивила Блока….»

Бирюкович, К. Глазами Блока / К.Бирюкович // Гомельские ведомости. – 2006. – 18 июля. – С. 6.

Замечательный оперный певец Леонид Витальевич Собинов (1872-1934), несмотря на бушевавшее в стране пламя Гражданской войны, в сентябре 1918 года организовал концертное турне , в том числе посетил Гомель. Впечатлениями о пребывании в городе он поделился в письме от 30 сентября 1918 года Елене Константиновне Ефстафьевой, личному секретарю:

«В 4 часа выехали в вагоне третьего класса (имеется в виду Орша) и в десять утра были в Жлобине. Здесь пересадка. Сидели на вокзале до трёх часов дня. Затем опять в битком набитом вагоне выехали уже в Гомель… Приехали под дождём часов в девять вечера. Здесь опять досмотр багажа и свидетельствование документов. Под дождём, во тьме кромешной, на невероятном извозчике добрались до гостиницы. Хорошо ещё, что для меня был оставлен номер, хотя моему приезду уже более никто не верил, т. к. концерт был назначен на 27-е… Здесь будут концерты в среду и пятницу, а в субботу едем в Киев…»

Он отмечает, что «хлеба здесь вдоволь , но в общем цены очень высокие, а вместо вина предлагают за 75-100 р. такую дрянь, что Гришино красное со странническим вкусом прямо рядом божественный нектар… Пиво очень малоградусное и отвратительного вкуса, сахар 6 р. фунт, свечи пальмовые 3 р. 50 к. штука. Белого хлеба, булочек сколько угодно. Булка очень большая, кажется, 1 р. 50 к.

В ресторане, где мы живём, вечером цены грабительские: всё не дешевле пятнадцати рублей. Конечно, рядом с петроградскими ценами это всё даром.Обед сегодня обошёлся так: суп с человека по 3 р., а жаркое по 5…»

«Совершенно нет салфеток и вообще столового белья. Посуда очень грязна, а ложки и всё прочее просто жестяные. Очень слабо с освещением.Электричество едва мерцает, так что жжём всё время свечи.»

Несмотря на все эти несуразицы , связанные с жильём и питанием, певцу очень понравился наш город, особенно парк. В Гомеле прошли два концерта Собинова.

Біруковіч, К. Собінаў у Гомелі / К. Біруковіч // Культура. – 2004. - № 38-39.

Майя Михайловна Плисецкая (1925-2015) — выдающаяся советская и российская балерина, Народная артистка СССР пишет в своей книге – биографии «Я, Майя Плисецкая»:

«Отец мой был уроженцем тихого яблоневого, пропылённого города Гомеля…»

Пригодич, Н. Гомельские корни Майи Плисецкой /Н. Пригодич //Гомельская праўда.-2004.-21 кастр.

Несоменно, большой интерес вызывают воспоминаний старейших жителей Гомеля. Из воспоминаний жителя Новобелицы Петра Ефремовича Алексеева. Его предки – одни из первых жителей – основателей ныне района города, а тогда отдельного посёлка. Здесь прошли его детские и подростковые годы, отсюда ушёл на фронт. Можно только удивляться , как он хранит в памяти дни прожитой жизни. Ведь за плечами уже 90 лет! Это лишь некоторые выдержки:

«В 1928 году был с матерью на ярмарке в Гомеле. Огромнейшая! На ней продавали домашний скот, мясо, яйца, творог, молоко, масло, мёд разных сортов. Рядом с большой чашей лежали большие ложки, и все, кто хотел, могли попробовать продукты. Никто никого не ограничивал в пробе. Чего там только не увидишь! Мастера ткали холсты, китайцы точили ножы. Они, кстати, жили в Гомеле ещё с царского времени, тогда было проще с проживанием и оформлением документов. Помню, что рядом с ярмаркой на центральной площади находилась пожарная каланча и совсем рядом – огромный костёл. Бывало, мы с матерью заходили в костёл, где находился большой красивый орган. Когда же начались гонения на церковь, его разрушили. Закрыли не только костёл, но и многие церкви. А в Петропавловском соборе был установлен маятник Фуко. Но люди всё равно тайно молились, крестили своих детей и праздновали религиозные праздники.»….

«Первый звуковой фильм в Гомеле показали в начале 30-х годов, и назывался он «Путёвка в жизнь»….

«В конце 20-х годов в Новобелице был прорыт канал, который соединял озеро Шапор и реку Сож. По этому каналу сплавляли брёвна для канифольного завода и спичечной фабрики «Везувий»….

Митрахович, Ю. Не забывается такое …/ Ю.Митрахович //Гомельские ведомости.- 2012.- 31 мая.

Из воспоминаний Нинель Мельниковой:

«В 1932 году в Гомеле начала работать школа имени Карла Маркса по улице Пролетарской, где преподавали на белорусском языке, а в 1935 –м открылась 2-я сталинская школа по улице Интернациональной, где обучение шло на русском языке. Часть учеников перешла в эту школу»…

«В 1930-е годы по Сожу уже курсировал пароход. Но ходил он очень медленно. До Ветки – шесть часов»…

«На углу Пролетарской и Ветреной (ныне Гагарина) стояла детская больница.»….

«На месте нынешнего завода имени Кирова располагались мастерские. На противоположной от них стороне находился детский сад. Угол улиц Плеханова и Полевой занимало кирпичное строении, в котором располагалась воинская часть, потом это здание передали медикам,….»

«Рядом с местом, где находился дом Красного Креста, ближе к улице Фрунзе, построили небольшую гостиницу, где временно селились специалисты, работавшие в Гомеле и не имевшие своего жилья. … Особенно запомнился один из постояльцев гостиницы. Он даже в холодное время года ходил в кожухе нараспашку, чтобы были видны награды. Это был дед Талаш- герой повести Якуба Коласа «Дрыгва»….

Чернявский, Д. Вспомнить всё: 1930, 1940-е… / Д. Чернявский //Гомельские ведомости.-2012.- 24 мая.- С.20.