Привет, Гость
» Проект «Мой род – моя гордость!»
О проекте «Военные страницы моей родословной»

Приглашаем принять участие в проекте «Военные страницы моей родословной». Мы ожидаем истории о ваших дедах и прадедах - участниках Великой Отечественной войны.
В рамках проекта «Военные страницы моей родословной» ГУ «Сеть публичных библиотек города Гомеля» предлагает поиск информации об участниках Великой Отечественной войны по информационным ресурсам открытого доступа, созданным на основе военных архивных документов, о ходе и итогах основных боевых операций, подвигах и наградах воинов Великой Отечественной войны.

Стоимость услуг:

  • Поиск информации об одном человеке: 1,70 руб.
  • Оформление найденных данных в виде буклета в зависимости от затраченных материалов: от 4 до 5 руб.
  • Оформление найденных данных в виде цветного плаката в зависимости от затраченных материалов:
    формат А4 – от 7 до 8 руб.
    формат А3 – от 8 до 9 руб.


Библиотека также предлагает вам свои услуги по красочному оформлению вашей родословной в виде цветного плаката. Ориентировочная стоимость:

  • формат А4 – от 7 до 8 руб.
  • формат А3 – от 8 до 9 руб.

О моём отце

Автор: Савинский, сын

Савинский Пётр Алексеевич

Мой отец, Савинский Пётр Алексеевич, родился на Украине в крестьянской семье в июне 1919 г., в разгар гражданской войны. Его мама, переживая за судьбу первенца, несмотря на то, что он родился в праздник на Ивана Купалы (по старому стилю) назвала сына Петром. Спустя много лет, она объяснила, что не назвала сына Иваном, чтобы отвратить беду и обмануть судьбу, так как один из ближайших родственников семьи (дядька Иван) воевал в банде и был убит.

Отец часто вспоминал, как приходилось тяжело трудиться в детские годы, которые совпали с осуществлением новой экономической политики в стране. Ребёнком 5-8 лет он помогал родителям не только по хозяйству, но и ездил на волах с отцом торговать на рынок за 30-40 километров от дома. В школьные годы отец вместе с сестрой, которая была младше его на два года, помогали маме на работе в колхозе. После окончания 7 классов он больше года работал в колхозе в родном селе Еремеевка Градижского района Полтавской области. Трудился отец, по его словам, по-стахановски и может быть, поэтому получил разрешение поехать на учёбу в город.

С сентября 1936 г. отец жил в городе Днепропетровске. В течение семи месяцев он учился на курсах. Не имея музыкального слуха, он упорно осваивал специальность телеграфиста. Отец всегда с благодарностью вспоминал девушек, которые работали на Центральном телеграфе. В свободные минуты ночной смены они тренировали его – учили «работать на ключе», помогли успешно окончить курсы и даже устроиться на работу телеграфистом. Жить в большом городе, не имея помощи от родных, было очень трудно. Отец вспоминал, что, снимая койку в еврейской семье, он уходил из дома до того, как хозяева садилась завтракать, и возвращался, когда они ложились спать. Очень часто на день он мог позволить себе только сайку и бутылку ситро.

С однополчанами из Быхова

В октябре 1937 г. отец был принят в Днепропетровскую техническую школу железнодорожного транспорта. Теперь он жил в общежитии. Форменную одежду выдали в школе, но денег на питание не хватало. Вместе с товарищами по комнате в свободное от учёбы время он стремился заработать немного денег. По рассказам отца, особенно хорошо платили за участие в массовых сценах в операх в театре оперы и балета. Ребята получали не только деньги за участие в спектакле, но могли посмотреть и другие театральные постановки. Проучившись два года в технической школе по специальности «Паровозный машинист», сдав все экзамены и выполнив производственную практику, отец так и не стал машинистом. В декабре 1939 года, ещё до получения свидетельства об окончании школы, он был призван на службу в ряды Вооружённых Сил СССР.

Военную присягу отец принял 23 февраля 1940 г. и прошёл путь военного от рядового-радиста до подполковника. Воинской службе он отдал 37 лет. В памяти сохранились скупые воспоминания отца о Великой Отечественной войне, но на всю жизнь запомнилось, с какой гордостью он каждый год, готовясь к параду, посвящённому Дню Победы, начищал фронтовые награды. В эти минуты он как будто возвращался в свою молодость, вспоминал боевых товарищей. Отец всегда говорил, что из всех наград самые дорогие – это медали «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда», «За отвагу», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

О начале войны отец узнал одним из первых. Вечером 21 июня 1941 г. он, радист роты связи зенитного артиллерийского полка военно-морской базы Черноморского флота, заступил на дежурство. Отец вспоминал: «Принимая радиограмму, в которой сообщалось, что гитлеровская авиация бомбит советские города, я в первое мгновение не мог поверить в случившееся и просил повторить сообщение». Боевой путь отца начался в боях за Николаев. Затем были Херсон, Перекоп. Рассказывая о событиях первых месяцев войны на Крымском полуострове, отец всегда повторял, как трудно было не поддаться панике в условиях, когда войска стоят на открытой местности и негде укрыться. Когда, по слухам, моторизованные части противника прорвали нашу оборону и движутся вглубь полуострова, и из-за страха попасть в плен и быть расстрелянным как коммунист твои товарищи бросают в костёр партийные билеты. А тебе 22 и ты чуть больше года назад был принят в ряды коммунистической партии, тебе оказали доверие, несмотря на то, что твой отец был осуждён на большой срок. Отец не уничтожил партбилет, но за то, что испортил его, чуть-чуть надорвав, получил строгое партийное взыскание. По словам отца, это событие повлияло на его судьбу в послевоенное время, но в условиях войны помогло формированию таких качеств, как выдержка, стойкость, умение не терять присутствия духа в любой ситуации.

Благодаря автору проекта «Бессмертные имена» студенту исторического факультета Гомельского госуниверситета имени Ф. Скорины Владимиру Смольскому и куратору проекта, кандидату философских наук, доценту Тамаре Петровне Гараниной, большому другу нашей семьи, в год 75-летия начала Великой Отечественной войны удалось узнать некоторые неизвестные факты военной биографии отца. При подготовке портфолио нескольких ветеранов войны, работавших в университете (Г.С. Евдокименко, В.П. Ксендзова, П.А. Савинского), В.Смольский нашёл в Интернет-ресурсах (обобщённые банки данных «Подвиг народа в Великой Отечественной войне» и «Мемориал», портал «Память народа») документы из личного дела моего отца. Это наградные листы, медицинские справки, фрагмент публикации в газете с описанием действий коммуниста Савинского в одном из боёв в сражении на Курской дуге. Сухие строки документов, о том, как отец в составе сводного отряда моряков с первого дня обороны Севастополя по несколько раз в день ходил в штыковые атаки и лично заколол шесть немцев, во многом объясняют, почему он неохотно вспоминал о войне. С января по сентябрь 1942 г. радист П.А. Савинский «обеспечивал взаимодействие зенитной артиллерии и истребительной авиации у городов Анапа, Новороссийск, Поти».

В многомесячной битве за Сталинград отец воевал автоматчиком отдельной стрелковой бригады морской пехоты. Ему вместе с товарищами неоднократно приходилось участвовать в разведке боем, отбивать атаки противника. Как записано в одном из наградных листов о личных заслугах, в начале наступления Сталинградского фронта 19 ноября 1942 г. отец шёл в передовой цепи моряков, а в январе 1943 г. он участвовал в ликвидации окружённой гитлеровской группировки фельдмаршала Паулюса. На всю жизнь запомнился рассказанный отцом случай, который произошёл с ним в Сталинграде. Выполняя поручения командира, он полз с пакетом в одно из подразделений бригады. Началась бомбёжка. Чтобы укрыться от осколков, отец прыгнул в ближайшую воронку и лицом к лицу столкнулся с прятавшимся там солдатом противника. Посмотрев друг другу в глаза, они не схватились за оружие, а приняли мудрое решение: одновременно покинули такое ненадёжное убежище. А могло быть совсем иначе…

За участие в сражении на Курской дуге, как следует из опубликованных в Интернете документов, отец был награждён медалью «За отвагу». Он никогда не рассказывал, за какие заслуги получил эту награду, но много раз вспоминал, как во время оборонительных боёв едва не умер от заражения крови. В тот год весной и в начале лета часто шли дожди, земля сильно пропиталась водой. Из-за сырости на коленях у отца образовались глубокие гнойные мешки, вскрыть которые в полевых условиях не было возможности. В течение нескольких дней от высокой температуры он почти терял сознание, и тогда командир отпустил его на ночь в деревню, которая находилась в тылу расположения их батальона. Пожилая женщина, к которой отец обратился за помощью, привязала ему на колени капустные листы, вытопила печь, на которой он проспал до утра. За ночь фурункулы вскрылись, гной вытек, и отец вернулся в часть. Этот случай отец не мог забыть и потому, что в ночном бою погибли многие его товарищи. Его не покидала мысль, что в полубессознательном состоянии он мог попасть в плен. По словам отца, на фронте он больше всего боялся плена, так как по «Приказу № 270» его маму и сестру могли репрессировать. Поэтому он готов был лучше застрелиться.

Из документов, найденных В. Смольским, теперь известно, что в боевой обстановке отец несколько раз принимал на себя командование бойцами, когда был ранен или убит командир. 9 августа 1943 г. в одном из таких боёв на харьковском направлении при штурме районного центра Липцы отец был тяжело ранен. Пуля автоматчика, задев живот по касательной, насквозь прошла через левое предплечье, перебив локтевой нерв. Отец понимал, что может на всю жизнь остаться инвалидом. В полевом госпитале он познакомился с раненым родом из Москвы, и они решили самостоятельно добираться в столицу на лечение. В годы войны это было непросто: в Москву можно было попасть только по специальному разрешению. Но молодых фронтовиков это не остановило. По словам отца, в Москву он стремился ещё и потому, что хотел вернуться служить на флот, а сделать это можно было только через Наркомат Военно-Морского Флота.

Два месяца отец находился на лечении в Центральном Московском Военно-Морском госпитале. Всю жизнь он с благодарностью вспоминал профессора-нейрохирурга, который сделал ему операцию и сохранил руку. Но до полного выздоровления было ещё далеко. После госпиталя отца направили на курсы переподготовки офицерского состава при училище противовоздушной обороны Военно-Морского Флота в г. Иваново. Здесь он продолжал лечение. Спустя восемь месяцев в медицинском заключении было записано, что «Савинский П.А. страдает травматическим параличом левого локтевого нерва и ему необходимо оперативное лечение». Но по совету профессора отец в течение многих лет постоянно делал физические упражнения, разрабатывая кисть левой руки, и никакие операции больше не понадобились. Во время учёбы в Иваново в Театре музыкальной комедии отец познакомился с девушкой. В январе 1944 г. они поженились, а в ноябре у них родился сын, мой брат. Родители прожили вместе 53 года.

В апреле 1944 г., получив звание лейтенанта, отец был направлен на Северный флот на должность командира взвода зенитно-артиллерийского полка. О своей службе на севере отец не рассказывал. Но в семье сохранились письма отца к жене. Вот несколько строк: «Мариночка, ты спросишь, почему так мало пишу? Знаешь, любовь моя, просто нечего о себе писать. Здесь сам ничего не видишь, не знаешь, и никто ничего не скажет. Хорошего ничего у меня нет, чем мог бы поделиться с тобой, а о плохом, если бывает так, не стану же тебе писать, когда у тебя и так достаточно». (У мамы на руках был четырёхмесячный сын, и она очень переживала, что ему не хватало питания. А Мариночкой отец называл жену ещё долго потому, что так она представилась во время знакомства, хотя звали её Людмила. Не случайно и меня спустя четырнадцать лет назвали Мариной).

За два месяца до окончания Великой Отечественной войны отец был направлен на курсы пропагандистов при Политическом управлении Северного флота. После их окончания он продолжил служить на севере на разных должностях, пройдя путь от лейтенанта до майора. В сентябре 1945 г. за боевые заслуги отец был награждён орденом Отечественной войны I степени. Позже ему были вручены орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги» (Эти награды указаны в Орденской книжке отца, выданной Президиумом Верховного Совета СССР 8 июня 1946 г.)

После войны отец очень хотел учиться. Он экстерном окончил вечернюю среднюю школу № 3 г. Мурманска и стремился поступить в Военную Академию, но строгий выговор с занесением в учётную карточку коммуниста осенью 1941 г. не позволил сделать это. И всё-таки в сентябре 1954 г. отец стал слушателем Высшего Военно-педагогического института им. М.И. Калинина в Ленинграде. После окончания института отцу была присвоена квалификация офицер-политработник. В звании подполковника он в декабре 1957 г. был назначен старшим инструктором отдела пропаганды и агитации Политического управления Краснознамённого Балтийского флота. В нашей семье долгие годы хранились конспекты отца по всемирной истории и истории СССР, по зарубежной литературе и литературе СССР, по философии, педагогике, психологии. Интерес отца к истории позже повлиял и на наш с братом выбор профессии. Мы оба окончили вузы по специальности «История». Кроме того, брат окончил годичное Калининградское военно-морское училище и 26 лет прослужил офицером-политработником на кораблях Балтийского и Северного флотов.

1980 г. выступление перед студентами ГГУ им. Ф. Скорины

С сентября 1958 г. жизнь отца и нашей семьи связана с белорусской землёй. Он был назначен на должность заместителя начальника политотдела 57 Минно-Торпедной авиационной дивизии дальнего действия Краснознамённого Балтийского флота (позднее – 57 Морской ракетоносной авиационной дивизии), базировавшейся в городе Быхове Могилёвской области. После увольнения в запас в сентябре 1969 г. он вместе с семьёй переехал жить в Гомель. Отец не представлял себе жизни без работы и уже через два года работал старшим препаратором кафедры «Гражданской обороны» Гомельского государственного университета, а с сентября 1973 г. в течение четырнадцати с половиной лет – начальником отдела кадров этого вуза. В семьдесят лет он был принят на работу в Учреждение УЖ-15/ИЗ-3 на должность заведующего библиотекой и только из-за тяжёлой болезни вынужден был оставить работу.

Савинский П.А. с отцом, мамой, сестрой, женой и сыном

Мой отец прожил 79 лет. На долю его поколения выпали страшные трудности, но отец никогда не жаловался на судьбу, верил в людей, всегда стремился помочь тем, кому живётся трудно.